Что поменяет для Украины новый закон о Донбассе, или От тактики к стратегии

Главной темой недели стало принятие Верховной Радой многострадального закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупиров

Главной темой недели стало принятие Верховной Радой многострадального закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях».

Документ сокращенно принято называть законом о деоккупации или законом о реинтеграции Донбасса. Несмотря на жесткую критику со стороны «Самопомощи» и «Батькивщины», за него проголосовали 280 нардепов — не дотянув лишь 20 голосов до конституционного большинства. Единственной фракцией парламента, голосовавшей против — был «Оппоблок».

Закон о реинтеграции кардинально меняет многие устоявшиеся за годы войны характеристики конфликта и вводит в правовое поле Украины новые юридические определения.

Россия агрессор, а Донбасс оккупирован

Итак, в Украине теперь на законодательном уровне зафиксировано - Россия государство, которое совершило против нашей страны вооруженную агрессию.

Именно российскиевойска а не НВФ (незаконные вооруженные формирования) или боевики оккупировали часть Донецкой и Луганской областей.

В то же время в статье 2 закона указывается, что временная оккупация Российской Федерацией территорий Украины "независимо от ее продолжительности является незаконной и не создает для Российской Федерации никаких территориальных прав".

В преамбуле закона указано, что Верховная Рада принимает этот закон, «не признавая временную оккупацию Российской Федерацией части территории Украины» и «подтверждая неотъемлемое суверенное право Украины на восстановление и сохранение ее территориальной целостности в пределах международно признанной государственной границы, включая территорию Автономной Республики Крым и города Севастополя».

Также понятно, что после принятия закона даже гипотетическое обсуждение возможности участия российских войск в качестве «миротворцев» на Донбассе становится невозможным.

Что это меняет

Россия, как страна-оккупант, по IV Гаагской и IV Женевской конвенциям, несет ответственность за защиту прав гражданского населения на оккупированных территориях и обязана создать необходимые условия для его жизнедеятельности. На Россию возлагается ответственность за моральный и материальный ущерб государству Украина, органам власти и местного самоуправления, физическим и юридическим лицам.

Теперь Украина получила юридические основания, позволяющие не проводить выплаты пенсий и социальных выплат на оккупированных территориях.

То есть теперь все исковые претензии украинских граждан по возмещению морального и материального ущерба будут переадресовываться России.

Теперь иски к России в связи с военной агрессией и оккупацией территории Украины могут предъявляться по месту жительства или пребывания истца. Кроме того, в закон «О судебном сборе» добавлена норма о том, что такие иски освобождаются от судебного сбора.

Закон создает правовые условия для подачи Украиной больших исков к России по Крыму и Донбассу для взыскания репараций за нанесенный ущерб государству.

Напомним, что министерство юстиции оценило ущерб от аннексии Крыма в 100 миллиардов долларов. По Донбассу пока такой оценки нет.

АТО отменяется, но слова «война» нет

Военные действия на востоке Украины теперь будут называть не антитеррористической операцией, а «мерами по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации».

В законе есть слова «агрессия», но нет слова «война». Логику авторов закона понять можно. После четырехлетних утверждений Москвы про то, что на Донбассе "ихтамнет", упоминание слова война российская дипломатия могла бы трактовать, как чуть ли не объявление Украиной войны против «миролюбивой» России.

Украинским СМИ теперь придется помучиться в попытках найти лаконичное определение действий ВСУ по отражению российской агресии вместо привычного АТО. Так, известный фотожурналист Сергей Ваганов уже  с иронией предложил создать аббревиатуру — МпОНБиОСиОРВАвДиЛО.

Почему не террористы, а оккупанты

Много «зрады» по украинским СМИ разнеслось после того, как нардепы отвергли поправку в закон о деоккупации о признании ОРДЛО террористами. Однако на самом деле никакой «амнистии» или послабления ответственности для коллаборантов не произошло. Статус «оккупанта» ничем не лучше статуса «террориста». Напомним, что руководство нацистской Германии и их приспешников судили в Нюрнберге не как «террористов», а как оккупантов, совершавших военные преступления. Да и не могут террористы по определению нести ответственность за оккупированную территорию, а российские войска могут.

Ну и уж точно никакой амнистией коллаборантам закон не предусматривает. Норма закона прямо гласит, что оккупантам и их пособникам придется отвечать. В статье 2 закона указывается, что «лица, участвующие в вооруженной агрессии Российской Федерации или привлеченные к участию в оккупационной администрации Российской Федерации, несут уголовную ответственность за деяния, нарушающие законодательство Украины и нормы международного гуманитарного права».

Нет легимитизации Минских соглашений

В законе о деоккупации нет упоминания о Минских соглашениях. Впрочем, как нет и заявлений, что Украина выходит из Минского процесса.

На самом деле это скорее плюс, чем минус. "Минск" сыграл важную роль в том, чтобы остановить российских агрессоров в 2014-2015 годах, после тяжелых поражений ВСУ. Да и сегодня именно за несоблюдение "Минска" Россия продолжает нести часть санкций. Однако Минские соглашения по сути не имееют никакого правового статуса. Полное игнорирование "Минска" в законе дает свободу маневра для украинской дипломатии, но не связывают ее на годы по рукам и ногам.

Нет даты оккупации Донбасса

Один из критикуемых моментов закона — отсутствие точной даты оккупации Донбасса. В преамбуле содержится отсыл к дате оккупации Крыма — 20 февраля. Однако, отметим, что в отличие от Крыма, где практически сразу власть перешла к оккупантам, на оккупированной части Донбасса несколько месяцев сохранялось двоевластие.

Также отметим, что, например, такие города, как Углегорск и Дебальцево были захваченны российскими войсками уже зимой 2015 года.

Украина признает с оговорками два документа оккупантов

Уже четыре года почти три миллиона наших граждан живут в оккупации. За это время там родились тысячи детей, и они имеют право на украинское гражданство. Учитывая этот, прежде всего гуманитарный аспект, закон предусматривает, что теперь документы о рождении или смерти лица на временно оккупированных территориях Донетчины и Луганщины будут приниматься во внимание. Но, с одной важной оговоркой. Только в том случае, когда эти документы прилагаются к заявлению о государственной регистрации рождения или смерти лица. То есть украинские регистрирующие органы могут выдавать свидетельства о рождении или смерти на основании оккупационных документов.

Но украинские суды по-прежнему не вправе принимать во внимание какие-либо оккупационные документы, в том числе о рождении или смерти.

Новый орган командования и расширение полномочий ВСУ на Донбассе

Важный момент закона – это расширение полномочий президента в части получения полного контроля за использованием не только ВСУ, но и всех других правоохранительных и силовых структур, для деоккупации территории.

Руководство всеми силами и средствами ВСУ и других военных формирований будет осуществлять командующий объединенных сил, который назначается президентом Украины. Он будет реализовывать свои полномочия через новую структуру – Объединенный оперативный штаб. Сами же полномочия командующего определяются и утверждаются лично главой государства.

Генеральный штаб по согласованию с соответствующими руководителями привлекает и использует все силы и средства для деоккупации.

В «зонах безопасности», прилегающих к району боевых действий, будет действовать особый порядок, который предусматривает предоставление органам сектора безопасности «специальных полномочий».

Силовики «в случае крайней необходимости могут применять оружие и специальные средства к лицам, совершившим или совершающим правонарушения».

Также прописано право проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность, а в случае отсутствия документов – задерживать их для установления личности, осуществлять личный досмотр граждан, досмотр вещей, которые при них находятся, транспортных средств и вещей.

Также можно будет временно ограничивать или запрещать движение транспортных средств и пешеходов на улицах и дорогах, не допускать транспортные средства, граждан на отдельные участки местности и объекты, выводить граждан с отдельных участков местности и объектов, отбуксировывать транспортные средства.

Отметим, что по факту это фиксация тех прав, которые и сейчас есть в зоне АТО у силовиков.

При этом начало и завершение мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны и по сдерживанию вооруженной агрессии России в Донецкой и Луганской областях определяются отдельными решениями президента Украины.

Вместо послесловия

стоит уточнить, что группа депутатов - от «Оппоблока» (Бойко, Вилкул, Папиев) зарегистрировали предложение об отмене результатов голосования.

Таким образом, подписание закона заблокировано минимум на две с половиной недели. Однако нет сомнений, что в феврале на новой сессии Рады инициатива «Оппоблока» будет провалена нардепами, и закон о реинтеграции Донбасса отправят на подпись президенту.

Закон о деоккупации — это, пожалуй, первый пример того, как Киев, а не Москва кардинально изменил повестку дня — заставив Россию бессильно шипеть и извиваться в поисках адекватного ответа.

А ведь на самом деле резко ответить на закон о деоккупации у путинской России сегодня не осталось шансов. Разве что начать крупномасштабное вторжение в Украину, чтобы доказать, что Россия не агрессор? Но на это сегодня у Москвы нет ни военных, ни дипломатических возможностей.

Усилить конфронтацию на Донбассе в предверии новых крупномасштабных санкций США за вмешательство в американские выборы — значит, сразу навлечь на себя новые, еще более тяжелые и непосильные. А также поставить под угрозу последний яркий успех путинского правления — право на проведение чемпионата по футболу в России в этом году. Понятно, что накануне президентских выборов в России, да еще после лишения россиян права выступать на Олимпиаде под своим флагом, Кремль на это не пойдет.

Остается два выхода: заморозка конфликта в надежде на то, что в 2019 году к власти в Киеве придет более «договороспособные» президент и депутаты. Но выдержит ли российская экономика еще полтора года все возрастающего санкционного давления?

К этому надо добавить, что Россия надолго увязла в войне в Сирии, которая по масштабам потерь все больше приближается к афганской. Поэтому, возможно, что в Москве придут к другому выводу. Зафиксировать убытки и, пытаясь сохранить лицо, согласиться на украино-американскую версию миротворцев на Донбассе, выторговав непринципиальные формальные уступки. В этом случае вскоре после выборов в России, в ООН при поддержке Москвы будет проголосована резолюция о вводе миротворцев на весь оккупированной Донбасс с правом контроля границы.

Так или иначе, но украинская дипломатия, благодаря закону о деоккупации получила великолепный инструмент для принуждения России к миру, а Донбасс стал на шаг ближе к освобождению.

Роман Лазоренко

Топ новостей сегодня

23 Мая, 2018 Среда
22 Мая, 2018 Вторник
больше новостей