«Я сидел в одной камере со смертниками»: исповедь пожизненно заключенного харьковчанина, - ФОТО

Пожизненный заключенный рассказал сайту 057 свою историю

Заключенный Евгений Беседин отбывает пожизненное наказание в Темновской исправительной колонии №100, которая находится в Харьковской области.

Когда Беседину было 18 лет, он состоял в группировке и занимался грабежом квартир. Во время одного из грабежей они с сообщником застрелили двух милиционеров.

39-летний заключенный находится в колонии уже 20 лет и 10 месяцев, но до сих пор верит в то, что когда-нибудь выйдет на свободу.

Как получилось, что вы убили милиционеров?

Это был июль 1998 года. Ночью на вызов приехал наряд милиции, когда мы грабили квартиру. Их расстреляли из оружия в многоэтажном здании. 

Вы были готовы к тому, что вам придется кого-то убить?

Милиционеров никто не собирался убивать. Это было спонтанно. Предполагалось, что ограбление пройдет без убийств.

Что вы почувствовали, когда застрелили сотрудников милиции?

Я только один раз выстрелил. Сообщник, который был со мной, совершил убийство. Его выстрелы оказались для милиционеров смертельными.

В суде родственники погибших вам что-то говорили, проклинали?

Мне лично нет, потому что они обращались к суду, а не к обвиняемым. Они попросили у суда назначить моральную компенсацию за потерю родственников. 

Когда услышали приговор, что ощутили?

Психологически я был готов к этому, но все равно очень сильно расстроился.

Прошло некоторое время и смертный приговор заменили на пожизненное заключение.

Я осознавал себя в новой жизни и обстоятельствах, думал о прошлом с большим сожалением. Я осознавал, что много причинял вреда и своим родным, и тем людям, которые пострадали от всего этого.

Чем вы занимались до того, как вступили в банду?

Я учился, закончил ПТУ, работал на танкостроительном заводе, проходил там практику. Еще регулярно посещал уроки рисования. 

Как попали в банду?

Я занимался спортом. В клубе познакомился с парнями, которые были старше меня. Потом понял, что они бандиты. Они втянули меня в свою банду, и потом я с ними «чудил». 

Они были замешаны в ряде других преступлений, которые совершали в течение предыдущих лет. Одному из них было 22, другому – 24. У них были более взрослые знакомые, которые продавали оружие. Это были кавказцы, им было по 30-40 лет. Все они укрылись от следствия и, по-видимому, покинули Украину.

Из вашей группировки вы один сидите?

Я был осужден на пожизненное заключение со своим подельником. Его тоже приговорили к пожизненному.  У него был длинный список преступлений, он был в основе этой преступной группы. Я не знаю его судьбу, потому что он отбывал наказание в 52-й Еленовской колонии, которая сейчас находится на оккупированной территории, так называемой «ДНР».

Почему вы захотели вступить в банду и заняться разбоем?

Мне льстило то, что со мной общаются более взрослые парни, у которых все в жизни хорошо, есть машины, деньги. Я хотел к этому дотянуться. И еще у меня были финансовые трудности. В марте 1998 года у меня умер отец, это «ударило» по семье. Я хотел восстановить свое финансовое положение. 

Были ли у вас «плохие» примеры для подражания?

Я думаю, что главное – мое дурное общение. Мои так называемые товарищи и стали для меня примером. Если более подробно углубляться в эту тему, я узнал из книг, которые читал в нашей библиотеке, что на сознание людей, особенно в период формирования, оказывает влияние то, что они смотрят. 

Например, в Германии государство «фильтрует», что допускать в общественный просмотр, а что – нет. В книгах приводились примеры, что в детсадах, где показывали мультфильмы с элементами насилия, среди детей больше этого насилия происходило. Думаю, что эта модель работает и в более взрослом возрасте. Но это не снимает личной ответственности. Взрослый человек сам делает свой выбор.

Когда вы впервые осознали, что уже никогда не выйдете на свободу?

Большинство пожизненно осужденных все-таки живут с надеждой, что они когда-нибудь выйдут. А люди в возрасте говорят, что это не так. Например, он совершил преступление в 50 лет, его приговорили к пожизненному заключению, и осужденный здраво рассуждает, что ему свободы никогда не увидеть.

У вас кто-то остался на свободе – жена, дети?

Нет, у меня есть только мама. Она до сих пор помогает мне, приезжает на свидания. Есть родной брат, он тоже помогает и приезжает ко мне. На длительные свидания допускаются только близкие родственники.

На короткие свидания приезжает бабушка и сестра двоюродная. Еще я общаюсь с одним человеком, с которым познакомился в храме Кришны. Я ходил туда, когда мне было 16-17 лет. Он тоже приезжает ко мне на короткие свидания, мы по почте общаемся, иногда созваниваемся. 

Храм вы посещали до того, как вступили в группировку?

Да, за несколько лет до этого. Лет в 15-17 я регулярно ходил туда. Я помогал на благотворительной кухне. Там готовят для всех гостей и для домов престарелых. Также там была кухня, где готовили еду, которую продают в городе. Там я частично получал деньги.

Ваша мама знала, чем вы занимались?

Она думала, что я пошел по правильному пути. Потому что после завода я бывал в храме Кришны. Работал на коммерческой кухне несколько месяцев. Но потом я оставил работу, начал общаться с этой бандой, совершал преступления, а через некоторое время меня арестовали. 

Она даже не догадалась об этом. Хотя позже она говорила, что новые знакомые (ред. – банда) ей не понравились сразу.

Как мама отреагировала, когда услышала приговор?

Она стояла молча, но я понял, что ее это очень сильно подкосило. Когда я уже был в СИЗО, она могла прийти ко мне на краткосрочное свидание. Но она долго не приходила, и я понял, что ее это очень сильно угнетало. В течение 3-х месяцев мы с ней не виделись. 

Если бы вы вышли на свободу, смогли бы жить нормальной жизнью или вернулись к разбою?

Тут неизбежно только одно – нормальный образ жизни. Потому что есть осознание ответственности за своих родных, близких. К тому же, есть люди, которые помогут  обустроить свою жизнь, чтобы минимально обеспечивать себя.

Какие наставления вам дает ваш верующий друг?

Он вегетарианец и выступает против насилия, т.е. он все это проповедует. Главное его послание для меня – то, что человек может стать на духовный путь и продвигаться, если он примет всем сердцем духовного наставника. Поэтому он познакомил меня с духовным учителем из Индии, который путешествует по миру. 

Он несколько раз в году приезжает в Украину. Я ему написал письмо на английском языке, и он мне прислал ответ. В ближайшем будущем я хочу стать его учеником, и под его руководством духовно развиваться. Возможно, если в будущем окажусь на свободе, планирую поселиться в храме.

Верующие все равно принимают вас, несмотря на то, что вы совершили преступление?

Верующие в Кришну верят, что человеческая жизнь не заканчивается смертью. Есть череда жизней – реинкарнация. Никто не может быть уверен, что в его прошлой жизни не было таких же плохих поступков или еще более худших вещей.

Заключение – это не просто изоляция. Человек страдает, осознает лишения. Хотя в древние времена, согласно ведической культуре, было более правильным казнить человека за убийство. По законам кармы, он искупает свою вину за совершенное преступление. А так для человека это все растягивается, и в будущем, возможно, ему придется много страдать.

Как так получилось, что верующий человек занялся разбоем?

Я думаю, что у  человека часто в жизни такое бывает, что у него соединяются противоречивые желания.

Тут по принципу – скажи, кто твой друг и я скажу, кто ты.

Как проходит ваш обычный день в заключении?

У нас тут все регламентировано. Есть распорядок дня и правила внутреннего содержания. 

Утром просыпаемся в 6 часов утра, объявляется подъем. Например, я вчера был дежурным по камере. Я надеваю робу и заправляю кровать. Затем проводится влажная уборка камеры.

После этого по громкоговорителю объявляется зарядка. Упражнения заключенные делают в течение 10 минут. Затем мы завтракаем. После завтрака у нас утренняя проверка и свободное время до 8 часов утра. Я в это время читаю что-то на духовную тему или произношу мантры.

В 8 часов начинается рабочий день. Мы занимаемся пошивом одноразовых тапочек, которые, как правило, выдаются постояльцам в гостиницах. 

Потом нас на час выводят погулять во двор. Затем мы возвращаемся в камеру. 

В 12.30 у нас обед, который длится до 13.00. Дальше продолжается рабочий день, который заканчивается примерно в 17.00. После этого можно почитать. 

Ужин у нас в 18.30. В 19.00 начинается наше свободное время, которое длится до 21.00. Кто-то может читать, рисовать или смотреть телевизор. 

Я, как правило, или смотрю телевизор, или читаю, или рисую.

У вас были драки с другими заключенными?

Нет. Мне повезло, осужденные хорошо ко мне относились. Я стараюсь жить по принципу «зеркала» - как ты относишься к людям, так и к тебе. Я с внимательностью отношусь к заключенным, поэтому у меня не было никаких недоразумений.

Чему вас «научила» тюрьма?

Первое, чего не хватило мне в юности, это ответственности.

Если бы сейчас у вас была возможность все вернуть назад, поступили бы точно так же?

Я бы глубоко и более тщательно выбирал себе знакомых и среди них оставил бы, наверное, только людей, которые были в храме. Они оказались единственными верными друзьями, потому что до сих пор помогают духовной литературой и общением. А все другие… Их просто нет. 

В моей жизни остались только родственники и верующие. Жизнь показывает, кто есть кто.

Сейчас вы раскаиваетесь в том, что сделали?

Я с большим сожалением отношусь к тому, что произошло. Потому что ничего, кроме страданий окружающим и мне, это не принесло.

Читайте также: Последний маньяк в Украине: интервью с "карловским" убийцей, на счету которого более 30-ти жертв.

Топ новостей сегодня

19 Июля, 2019 Пятница
больше новостей